09.03.2020 — «тот самый день»

В истории любого кризиса есть тот самый день.

В 1998 году это было 17 августа.
В 2008 – день падения Lehman Brothers.
В 2014 был страшный день падения рубля на безумные проценты.
Ну а сегодня – сегодня.

Этот день запишут как «черный понедельник». Ибо с этого дня можно будет исчислять и рассказывать об истории очередного кризиса, абсолютно рукотворного.

Причины понятны и логичны. Повод: всемирный психоз и подогрев истерических настроений, в том числе и в соцсетях. Никто не мог поверить, что (по сути) очередной грипп повлечёт за собой обрушение и фондовых рынков, и нефти, и рубля, и наших надежд на то, что, наконец, заживем по-человечески.

Вишенка на торте. В тот момент, когда был вариант или поддержать относительно комфортные для страны цены на нефть, или разрушить, но не отдать ни пяди рынка супостатам, было принято решение – драться за рынки. И спровоцировать войну на нефтяном рынке. Или – наоборот – быть спровоцированными.

Я не хочу обсуждать, правильное это было решение или нет. Какая сейчас уже разница?
Хотя, есть и иная точка зрения: «Предложения саудитов были, по сути своей, беспределом и выкручиванием рук. И ответ НЕТ на это был абсолютно очевиден.»

Друзья! Мы с вами, рассуждая на тему, кто прав и кто виноват, кто у кого хочет «оттяпать» кусочек нефтяного пирога, выпускаем из виду очень важный момент. Цена на нефть (как и на любой иной товар) – это не только функция предложения, а еще и спроса. Со спросом сейчас и правда беда. Пока основной импортер нефти в мире, Китай, не запустит свою экономику вновь, нефть ни по 50, ни по 100, ни даже по 30 особо не нужна. Ее переизбыток.

Пока не возродится нормальный спрос, говорить о том, кто у кого, когда и что «оттяпает», немного наивно. Давайте поговорим о последствиях.

Скорее всего, сланцевикам в США придется туго. Но не в моменте, скорее, ближе к 2021 году. Почему?

Большинство производителей сланцевой нефти работает на кредитных деньгах. И банки, прежде чем дать им эти кредиты, требуют от компаний захеджировать свои продажи, как минимум, на полгода-год. Иначе говоря, этим производителям в среднем до конца 2020 года вообще не важно, какая цена на рынке. Больно им станет только ближе к 2021 году.
Более того: для успешных расчётов с банками им, возможно, сейчас придется, учитывая падение цен, начать производить больше.

Да, производство нефти в США при таких ценах будет гораздо менее рентабельным. РФ может отыграть все это за счет девальвации рубля.

А в США, между прочим, в случае падения цены на нефть, экономический рост может и ускориться. Американская экономика стоит, как известно, не на одной нефти.

Я лишь одно хочу спросить: понимаем ли мы, что значительные объёмы сланцевого производства сейчас потихоньку переходят от относительно небольших компаний, что имело место быть лет 7-8 назад, к гигантам?

ExxonMobil, Chevron Texaco, ConocoPhillips, EOG, Occidental Petroleum контролируют сегодня уже порядка 30% сланцевой нефти. Это пока не так много, но тем не менее. (В США порядка 70% добываемой сланцевой нефти приходится на долю относительно небольших компаний. Это основная проблема взаимодействия с ними и договоренностей с ними о рынках. Иначе говоря, разговаривать не с кем.)

В нефти есть очень важный параметр: сроки амортизации произведенных первоначальных затрат. Добыча не дорога. Основные же затраты приходятся на лицензии, разбуривание, сейсмику, и они значительны.

Самое главное: насколько у нефтяников большой запас прочности? Иначе говоря, за сколько лет они могут себе позволить амортизировать эти самые затраты?

Если это огромные транснациональные нефтяные компании, то деньги для них почти бесплатны и почти безграничны.
А это значит, что себестоимость – штука управляемая. И американский крупняк легко может пережить цены на нефть на уровне и 30, и 20, и даже ниже.

Да, какое-то количество мелких производителей, оставшихся на рынке, пойдет по миру. И что?

Их месторождения в итоге попадут все туда же – в лапы тех, у кого много денег. Много дешевых денег. Доля сланцевой нефти в руках крупных компаний дойдет до 59-60%. Вот, собственно говоря, и все. Но это будет совсем не скоро. По моим оценкам, процесс начнет как-то разворачиваться через 5-10 месяцев. Не ранее.

Пока дешевая нефть может помочь, прежде всего, Китаю запустить свою экономику. А там, глядишь, растущая и выздоравливающая экономика Китая потащит нефть наверх.
Диалектика, однако.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *